bash.org.lv

Новости

История русского алфавита

Отмененные буквы

Результаты опросов







nagłośnienie obiektów, kliknij



Новости -> Латвия пойдет в отход



Проблема токсичного мусора требует решения.

Растущая с каждым годом гора опасного мусора и невнятное представление о том, что с ним делать дальше, заставило специалистов признать очевидное: в Латвии назрел серьезный кризис опасных отходов. Его разрешение уже сейчас стоит миллионы латов, получить доступ к которым не прочь очень многие.

Как выносим мусор из избы.

О том, что накопившийся мусор вот-вот приведет к экологической катастрофе, "зеленые" твердят не первый год. По разным подсчетам, с начала 90-х годов в Латвии скопилось порядка 75 тыс. т опасного мусора: производственных отходов, сельхозхимикатов. В 1990 году государственные предприятия произвели их 250 тыс. т. С приостановкой производства промышленного мусора стало меньше. Однако хоть и меньшими темпами, но он продолжает расти. Стоящие на холостом ходу заводы и фабрики мусорят примерно на 90 тыс. т в год. Но даже их девать некуда.

По закону, предприятиям запрещено сваливать отходы своего производства на городские помойки, и это понятно. Как избавляться от мусора, им решать самим - главное, как сказано в специальной директиве, делать это "цивилизованно". Сжигать, к примеру, в специальных печах или на крайний случай складировать у себя. Однако, несмотря на все предписания, ежегодно экологи констатируют на общественных свалках в куче общего мусора до 5% опасных веществ. Европейская норма, для сравнения, едва превышает процент. И это не считая стихийных помоек, которые вырастают в заповедных уголках по всей стране. До тех пор пока эта свалка под каким-нибудь деревом не достигнет метра в высоту, считается, что кто-то здесь случайно насорил.

Как признаются сами производители мусора, избавляются от своего сора таким образом они вовсе не от хорошей жизни. Заводские ангары не резиновые, и размещать в них бочки с ядовитыми веществами до бесконечности нельзя. До 1991 года опасные отходы большей частью свозились в специально устроенный под Ленинградом могильник, где захоранивались стратегические отходы со всей Прибалтики. Но после того, как были разведены мосты, выяснилось, что производственники остались без межправительственного соглашения, а у дипломатов попросту не нашлось времени уладить "мусорный" вопрос на своем уровне.

Когда, к примеру, специалисты полупроводникового завода Альфа обратились в Министерство охраны среды и регионального развития (VARAM) с просьбой посоветовать, куда им девать токсичные отходы, им протянули список с адресами скандинавских предприятий. Производственники этой информацией так и не воспользовались: уже только для того чтобы получить разрешение на переправку туда своего мусора для утилизации, потребовалось бы обивать пороги разных ведомств в течение нескольких недель. Да и сама транспортировка токсичного груза вместе с тамошними тарифами предприятию оказалась не по карману. В итоге тонны опаснейших веществ годами гниют в заводских цехах и на открытых свалках.

Печка датского короля.

Внимание экологов в последнее время оказалось прикованным к территории бывшего танкового полигона в Гардене, где собрано около 2 тыс. т пестицидов с латвийских полей. Содержание полигона, даже без специальных мероприятий, обходится ежегодно в 80 тыс. Ls. Возможно, именно поэтому с гарденскими отходами государственные чиновники решили покончить первым делом. Два года назад VARAM объявило конкурс на установку специального оборудования по их уничтожению, заказ на которое в итоге получила датская фирма Chemcontrol. Известные в Европе своими мусоросжигательными установками датчане предложили печь, которая, как уверили в министерстве, по своим характеристикам обошла все другие, в том числе и местные, предложения.

Так, к примеру, температурный режим, который "развивают" обе ее камеры - 800 и 1200 градусов, - достаточен для того чтобы безопасно разрушить опасные химические соединения. В то время как некоторые действующие в Латвии установки не дотягивают до нужного градуса. И если печь не разогреть до нужной температуры, как утверждают экологи, выбросы вредных веществ станут еще токсичнее за счет присоединившихся к ним диоксинов - сильнейших ядов. А тут уже апокалиптические картины рисуют экологи.

Гори все синим пламенем.

Есть, впрочем, и другой довод - убедительнее техпаспорта - правительство Дании готово покрыть часть проектных издержек. Так, при сумме контракта в 2,5 млн. USD датчане заявили о желании заплатить половину. Под напором научных, и не только, аргументов латвийские чиновники сдались. Уже выбрано и место, где будет установлена датская печь - под Олайне. Планируется, что в феврале представители министерства и фирмы BAO, обслуживающей контракт, отправятся в Данию - осмотреть покупку. И уже весной этого года агрегат привезут в Латвию. Как только печь будет установлена, мусоросжигатели тут же приступят к делу. Сначала "на костер" отправят гарденские отходы. Их, по прикидкам экспертов, при суточной норме в 7 т должно хватить на полгода - не меньше. И когда сожгут последний кг пестицидов, печь затопят уже "коммерческим" опасным мусором.

Интересно, что сжигание гарденского утиля, когда-то колхозного, а ныне бесхозного, оплатит государство. Стоимость его обработки уже вложена в 2,5-миллионный контракт. Таким образом датчане, устанавливая свою печь, получают сразу неплохой подряд. Кусочек очень лакомый, несмотря на то что дурно пахнущий. А вот частники за свой мусор будут расплачиваться сами из расчета примерно 500 Ls за тонну мусора. Это, как пояснил директор департамента инвестиций при VARAM Зигфрид Бруверс, средняя цена - окончательная стоимость будет зависеть от того, сколько газа приходится тратить на то, чтобы материал сгорел. Те же пестициды, к примеру, растапливаются ленивей и будут стоить приблизительно 540 Ls за тонну. Не дешево, соглашается чиновник, но все имеет свою цену, и если предприятие не может заплатить этих денег, нечего вовсе браться за производство.

Цифра и в самом деле не надуманная, объясняет председатель Латвийской ассоциации отходного хозяйства Алдис Видужс. Именно столь-ко стоит сжигание мусора в Европе. Другое дело, какое из латвийских предприятий сегодня согласится избавляться от своего мусора за такие деньги. Тем более что в Латвии, как выясняется, уже работают очень похожие на датскую установку печи: в Риге на предприятии Eko Osta и у фирмы Artava в Вентспилсе. Всего переработкой опасного мусора занимается около 40 фирм. Отличаясь по некоторым параметрам от датской печи, сжигание опасного мусора на этих установках можно организовать. К тому же свою работу эти фирмы выполняют за деньги вдвое меньшие, чем предполагает новый проект: не дороже 200 Ls за тонну. Больше, как говорит руководитель Eko Osta Андрис Лашков, местные предприниматели платить не смогут - печь и так подолгу простаивает без заказов.

Впрочем, даже после того как печь из Дании будет установлена, решение везти отходы под Олайне или нет останется за предпринимателями. Сработает логика рынка, уверен г-н Бруверс. Однако немного скорректировать ее при желании государственные чиновники смогут всегда. Выпустив, например, неприметную директиву о том, что обязательное сжигание токсичных отходов должно непременно производиться при таких-то условиях. И кто, скажите, помешает в точности подогнать эти условия под технические характеристики датского автомата.

Проект в мешке.

Кроме того, по информации Телеграфа, разрекламированная датчанами установка далеко не так хороша, как ее малюют. "Если бы подождали еще лет пять, технология бы заметно улучшилась. А так мы фактически покупаем кота в мешке", - считает президент Клуба охраны среды Арвид Улме. Он уверен, что предложенная датчанами цена, на которую без торга согласились местные чиновники, сильно завышена. Но больше этого г-на Улме все же волнует вопрос экологии, а именно вред, который наносят окружающей среде ядовитейшие диоксины, выделяющиеся при сжигании. Выход - высококлассное оборудование с отменными фильтрами, но такое ли оно у датчан, сказать трудно - к испытаниям печи допущены только государственные эксперты.

Латвийские чиновники, по словам защитника природы, активно используют подсказанный датчанами аргумент: схожие печи там установлены аж в черте города, и никаких нареканий от местных экологов якобы не поступало. Однако он помнит, как размещению печи в своем районе воспротивились жители Ценской волости под Елгавой, где ее вначале думали установить. Перенос реализации проекта из-под Елгавы в Олайне в VARAM объясняют практическими соображениями: планируется, что образовывающаяся от сжигания мусора энергия будет передаваться на местную теплоцентраль. А в Ценской волости это добро пропадало бы зря.

Решение, которое не стоит на месте.

Совсем отказаться от сжигания мусора сегодня нереально, и Арвид Улме это прекрасно понимает. Поэтому вместо стационарной печи он предложил обзавестись передвижной установкой - и сжигать мусор там, где он накопился. Так, полгода она бы поработала в Гардене, а потом, к примеру, отправилась бы в соседнюю Литву или Эстонию. Вскладчину тремя государствами покупка такой установки обошлась бы дешевле.

Подозрительным бойцы латвийского экологического фронта считают и готовность датского правительства взять на себя значительную часть расходов по проекту. Довод об одной на всех головной боли за чистоту окружающей среды им не кажется убедительным. Они не исключают, что лет через пять как бы невзначай вдруг выяснится, что местный мусор на исходе и для нормальной - круглосуточной - работы печи придется завозить мусор из-за границы. Это бы, кстати, не нарушило принятый весной прошлого года Закон об отходах, разрешающий ввозить в Латвию мусор извне для переработки, а не для захоронения.

Экологические движения бьются в истерике - не уберегли родную землю. "Зеленые" уже видят, как в Латвию со всех сторон направятся цистерны с брикетами отходов. В ответ они слышат, что Европа хорошо осознает последствия, если одну из близлежащих стран начнут заваливать токсичным мусором. Кроме того, объем, который сможет перерабатывать олайнская печь, настолько ничтожен, что никому и в голову не должно прийти поставлять ему свое сырье. Но экологи и тут не согласны - олайнская печь может быть установлена на пробу, за ней последуют другие проекты. А там уже и до целого мусорного завода рукой подать ***.

Из более чем 600 видов токсичного мусора принято выделять основные: отходы металлообработки, ил из фильтров проточных вод, маслянистые отходы, в том числе загрязненная нефтепродуктами почва, содержащие асбест изоляционные материалы ***.

Сжигание отходов - самый простой способ решить проблему мусора. Однако не самый безопасный. В Европе, к слову, сжигают всего 4% отходов. Причина - озабоченность общественности проблемами собственной экологии. Эксперты давно наметили тенденцию: чем развитей страна, тем настойчивей она пытается спихнуть свои отходы с собственной территории и, если повезет, даже отстроить мусоросжигательные заводы в другой стране. Куда после будет отправлять в том числе и свой мусор ***.

Сжигать все гарденские пестициды, по мнению эксперта Eko Osta Александра Полякова, чистой воды расточительство. Так, на полигоне хранится большое количество химиката с музыкальным названием ДДТ. Оказывается, это вещество успешно применяется в борьбе с малярией и является большим дефицитом в странах, для которых эта напасть актуальна. Если бы продать пестицид им, можно было бы и на сжигании сэкономить, и заработать.

Источник: Инна СЕКСТЕ, Телеграф

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








Нужны ли цитатники?

Нужны
Не нужны

Проголосовать Результаты

 

© 2009 bash.org.lv